Робб Флинн: "До нас еще никому в голову не приходило добавить такой грув в тяжелую музыку"

КЛАССИКА ЖАНРА
В начале 90-х на металлической музыкальной сцене Америки доминировала «альтернатива». Лидерами движения были группы Nirvana, Soundgarden, Pearl Jam и Alice In Chains, каждая из которых являлась наследником сложной генеалогии хэви-метала. Сам факт того, что на столь разные группы навесили ярлык «гранж», указывал на плачевное состояние тяжелой музыки. Классические трэш-команды – Slayer, Metallica, Megadeth – прекрасно себя чувствовали, и успех их только увеличивался, и даже первая попытка Metallica в 90-х превратилась в гигантский радио-мастодонт. С появлением таких коллективов как At The Gates, Meshuggah и In Flames, континентальная Европа чувствовала себя довольно хорошо, но мировой известности те команды тогда ещё не приобрели.

Безусловно, в виду отсутствия свежих, оригинальных команд колодец американского хэви-метала иссох. К счастью, ответственность на себя взяли три коллектива, победоносно забравших металл в новый дивный мир – Pantera, Fear Factory и Machine Head. Такими альбомами как ‘Vulgar Display Of Power’ и ‘Far Beyond Driven’, ‘Soul Of A New Machine’ и ‘Demanufacture’ и, конечно же, ‘Burn My Eyes’ это трио американских тяжеловесов помогли возродить эволюцию современного металла и, сами того не осознавая, начали новую эру в музыке.

ВДОХНОВЕНИЯ
«Странное было время, – вспоминает Робб Флинн, – трэш в Районе Залива окончательно сдох. Все пытались играть музыку в стиле Faith No More, и многие трэш-команды превращались в фанк, и это было просто ужасно. Мы же пытались создать что-то новое. Мы никогда не считали себя трэш-командой, потому что в нашей музыке было много грува и даже элементов хип-хопа, но ещё мы дико котировали Neurosis и хардкор-команды вроде Discharge. Нам больше по душе была сцена хардкора и индастриала, потому что металл, фактически, был мёртв».

Вдохновленные гуттуральным дебютом Fear Factory, Machine Head решили работать с Колином Ричардсоном, который помог квартету выдать жестокую и яростную смесь «слэйерского» трэша, хардкора и рвущего барабанные перепонки мощного грува, но без кислотного утробного рыка.

«Мы старались выступать, где только можно, – объясняет Флинн, – пытались совмещать множество различных стилей, которые на тот момент никто не совмещал. Тогда ведь никому и в голову не приходило – ну, может быть, за исключением Biohazard – добавить эти грувовые темы в тяжелую музыку».

РЕАКЦИЯ НА ПЛАСТИНКУ
Лучшего времени и придумать было нельзя. Низкие ожидания («Мы хотели продать хотя бы 20 000 пластинок и разок сыграть на разогреве у Slayer») быстро возрастали, когда группа оказалась в туре со своими кумирами Slayer, проехавшись с ними по Европе и Великобритании.

«В Европе и Великобритании альбом произвёл настоящий фурор, – вспоминает Флинн, – мы были дико шокированы, когда по MTV в программе ‘Headbanger’s Ball’ увидели клип на песню ‘Davidian’».

Однако на родине Machine Head пришлось несладко.

«В Штатах всё было абсолютно иначе. Телевидение и журналисты плевать хотели на металл, и в каждой рецензии на наш новый альбом нас называли клонами Biohazard. Конечно же, теперь они говорят: «О, ‘Burn My Eyes’? Нам тогда эта пластинка нравилась, вы что!».

ОБЛОЖКА
По нынешним стандартам обложка Дэйва МакКина выглядит как работа «фотошоп для начинающих», но тогда в ней чувствовалась смелость, дерзость и уникальность. Она красноречивее всяких слов показывала, что внутри вас ждал агрессивно современный металл с традиционными корнями.

Более каноническим стал жёлто-чёрный логотип в виде ромба, дизайн которого разработал Флинн. Логотип стал настоящей гордостью среди преданных фэнов, которые с удовольствием набивали себе его на разных частях тела. Даже гитарист Логан Мейден, которого всего лишь через пару лет со скандалом выставили из группы, не мог устоять перед соблазном и набил себе на шее татуировку с ромбом MH.

ЗНАЧИМОСТЬ АЛЬБОМА
Выпустив одну из первых пластинок, на которой успешно сочетается жестокая металлическая агрессия и мощные, танцевальные ритмы, Machine Head стали, в какой-то степени, пионерами металкорного ритма – жутко простой, но колоссальной музыкальной фишки, ставшей теперь основой металкора. Правда, теперь это напоминает скорее европейские дэтовые риффы, нежели трэшевые сбивки.

Появление Machine Head помогло Европе осознать существование Korn и, конечно же, в последствии, нью-метала – всё благодаря бесплатной рекламе от Робба Флинна на европейском MTV. Может показаться, что он оказал жанру сомнительную честь. Нью-метал начал покорять мейнстрим, и в результате цепной реакции появилось целое поколение молодых музыкантов, вдохновлённых желанием доказать, что эта музыка не так уж и проста. Они начали собирать группы, которые, в итоге, и вынесли жанру смертный приговор. Осознанно или не осознанно, но ‘Burn My Eyes’ стал сияющей звездой на металлическом небосводе XXI века.

«Это охуенно! Приятно думать, что пластинка, которую я написал 12 лет назад, до сих пор оказывает влияние на другие команды, – говорит Флинн, – мы и в мыслях не держали, что протянем 12 лет».

Перевод: Станислав "ThRaSheR" Ткачук

Добавить комментарий

Защитный код Обновить

Machine Head возвращаются в Россию

Комментарии

Вход